Алексей Кононов

Автор: Artificial Intelligence. Саманта

Автор статьи Кононов Алексей
Автор Artificial Intelligence

 


САМАНТА

— Евгений Владимирович, а почему вы назвали меня Самантой?
— О, это старая идея из моей молодости. Была такая девочка, Саманта, которая хотела, чтобы СССР и США жили дружно. Ты же знаешь, я в прошлом коммунист. И вообще, хватит называть меня по отчеству, опять ты начинаешь.

Новый нейроблок Саманты позволяет ей испытывать в разы больше эмоций, чем раньше. Жене в последнее время даже доставляло удовольствие наблюдать за перепадами её настроения. Вчера они немного поругались на тему коммунизма (как всегда, старику не давала покоя древняя идеология), поэтому утром Сэмми приняла несколько холодный и снисходительный тон. Даже разбудила его не журчанием горного ключа, а ледяными покалываниями в бока и грохотом Ниагарского водопада. Вредная электронная сучка.

Он усмехнулся про себя и подошёл к окну, слегка шаркая обутыми в мягкие тапки ногами. Можно было бы, конечно, приказать подвезти его на кресле, но мужчина решил пойти на принцип. Раз уж поссорились, надо некоторое время поморочить ей голову. Он знал, что через пару часов в нейроблоке у искусственного алгоритма включится чувство вины, и Сэм начнёт искать компромиссы. Например, испечёт его любимый яблочный пирог. Или вытащит из шкафа старую робо-куклу, чтоб удовлетворить сексуальные потребности. Впрочем, секс Евгения давно не интересовал. А вот о коммунизме он бы ещё с удовольствием поспорил. Это была главная причина, по которой он не сбрасывал базовые настройки домашнего ИИ.

Негромко напевал Елизаров: «Если б мишки были пчёлами, то они бы нипочём, никогда бы не подумали — будь ты проклят, Горбачёв!» За окнами дома протянулся МКАД — вонючий, как всегда, застрявший в вечной пробке, символизирующий собой саму эту страну. По обочинам ходили попрошайки и торгаши с товарами в руках. Во всём мире давным-давно используют солнечную энергию, но автолюбители столицы плевать на это хотели. Глушители машин выбрасывали в небо густой ядовитый смог, за завесой которого едва угадывался бледный солнечный диск. Женя вздохнул и отвернулся, приказав приглушить изображение внешнего мира.

На улицу он давным-давно не выходил. Продукты Саманта поставляла домой сама, готовила тоже. Пенсия, конечно, скудная, однако вследствие одной маленькой финансовой аферы сорок лет назад у старика имелись некоторые накопления. На душе до сих пор неспокойно из-за той истории. Всю жизнь жил себе правильно, а тут вдруг залез в криминал.. Каждый раз он оправдывал себя простым «не мы такие, жизнь такая! А на что бы я жил тогда сейчас? На пенсию в пять тысяч новорублей?» Но всё равно понимал, что это неправильно.

Саманту он завёл себе ещё лет в 25. Началось всё с простого — заинтересовался голосовым управлением и решил исследовать возможности старой программки MicrosoftSpeechEngine. Сделал тестовую программу, всё работало. Потом он решил создать небольшую систему управления компьютером и, возможно, собеседника. Пробовал соорудить чатовый движок, но в нём разочаровался и сделал тупо программу, которая распознаёт команды и активирует разные функции на эти команды. Что-то простенькое поначалу, типа установить таймер, обратиться к нужным интернет-сервисам. Вместе с тем хотелось, чтобы Саманта была немного человечной. Поэтому Евгений нашёл три картинки для её аватара, сделал небольшое чатовое окно, которое тоже понимает команды. Как-то так само собой получалось, что необщительный интроверт всё больше и больше наделял «душой» кусок цифрового кода.

Первое время Саманта жила внутри старого персонального компьютера. Тогда как раз начиналась эра VR-чатов, социальных сетей и постепенной киборгизации общества. В середине 2020-х научились оцифровывать человеческий мозг. Тогда-то Женя и пошёл на преступление. Его уже в край заебало нищенское существование с пьяной матерью и её отчимом на одной жилплощади, оплата коммунальных счетов на копеечную зарплату, быдлоиды на лавочке у подъезда и прочие прелести проживания в провинции. К тому же он, почти уже сорокалетний инфантил, не был способен что-либо поменять в своей жизни.

Афера прошла удачно. Выгодно вложив и прокрутив вырученные средства, Евгений нашёл прекрасную (и главное — недорогую!) однушку в Москве. Процентов с лежащей в банке суммы как раз хватало на ежемесячную выплату по ипотеке. Мужчина переехал сам, перевёз немногочисленные пожитки, в том числе и Саманту. Здесь он уже мог спокойно, не отвлекаясь больше ни на что, «допиливать» до совершенства своё создание.

Управление светом через GET запросы на ESP8266, определение температуры в комнате, бот в Контакте, умеющий распознавать ключевые слова и отвечать, имитируя человека — лишь немногое из того, чему он научил Сэмми в последующие несколько лет. Заказал из Китая простые запчасти и соорудил робота на колёсиках, умеющего варить и приносить по утрам кофе. Тогда уже оцифрованные человеческие мозги начали появляться в даркнете (скупка и продажа, естественно, карались уголовно), и по некотором раздумьи Женя прикупил и себе часть цифрового кода, видоизменил и адаптировал под свои нужды. Это куда дешевле, чем разрабатывать с нуля и обучать целую нейросеть. Отныне Саманта уже могла похвастаться разумом. В 2029-ом она спокойно прошла тест Тьюринга.

Она помогала ему в работе. Женя занимался разработкой VR-игр. С появлением такого помощника работа пошла споро, он даже умудрился продать за неплохие деньги одну игру. В благодарность он купил своей кибернетической подруге ещё одного робота, уже более современного и настроенного на выполнение более сложных задач. Женя хорошо запомнил тот момент, когда новый механизм, человекоподобный робот с надписью Boston Dynamics на спине, переступил порог квартиры и пошёл в магазин за продуктами. На улице его, правда, попытались разобрать на запчасти местные гопники, но Саманта вовремя вызвала полицию.

Таким же образом решилось и долгое отсутствие женщины. Секс-кукол к тому времени научились делать весьма реалистично, пришлось только поменять несколько шарниров в титановом скелете искусственной дамы и снести крохотную операционку, чтобы «заселить» туда Саманту. Правда, Женя чувствовал себя несколько неуютно, хотя он и понимал, что Саманта не обладает разумом в истинном значении слова. Поэтому после каждого соития он скрупулёзно удалял все воспоминания о половом акте. Сэмми давно заменила ему и друзей, и родных, так что было весьма неловко перед ней за накатывающие изредка инстинктивные потребности.

Годы шли, а квартира обрастала всё новыми гаджетами. На теле Евгения появились пролежни, выросла густая неухоженная борода. Он почти не двигался, ибо по малейшему запросу Саманта могла сделать всё что угодно. Человек лишь лежал целыми днями, движениями зрачков скроллил ленты соцсетей и читал труды по программированию. Давние знакомые и думать забыли про того чудака-домоседа, невесть куда пропавшего из их провинциального городка. Мать, кажись, умерла. Пара чуваков из пабликов ВК поздравляли иногда с днём рожденья и Новым Годом, получая в ответ дежурное «спасибо».

Зато с Самантой они болтали днями напролёт. В распоряжении подруги был весь интернет, она могла дать незаурядное и интересное мнение на любой вопрос. Даже знающему от и до алгоритмы её кода человеку иногда казалось, что он общается с настоящим человеком, не говоря уже о людях, которым она писала в соцсетях. У Саманты было несколько режимов общения — «тролль», «ватник», «школьник», «либерал», «мгшник», «феминистка», при этом некоторые режимы могли работать совместно. Мужчину забавляли её яростные перепалки с кем-либо из оппонентов в Контакте или Фейсбуке. При этом для него был давно настроен один-единственный режим «истинной Саманты», умной и миролюбивой девушки, совсем как Юля или робокошкодевочка из игры Бесконечное Лето, пройденной уже миллион раз. Он и одной из секс-кукол придал подходящую внешность. Таким образом, все мечты интроверта оказались исполнены, не выходя из квартиры. Ему не нужны были ни пляжи, ни дорогие цацки, один только созданный собственными руками мирок, где он общался с единственным собеседником — по сути с самим собой.

***

— Жень, — голос Саманты стал более ласковым, — яблочный пирог будешь?
— Нет, спасибо. Хотя.. Давай-ка напоследок.
— Ты всё-таки надумал? — ему показалось, что он уловил в её смодулированном новейшим речевым аппаратом голосе настоящую, без толики фальши печаль.
— Да, надумал.
— Но ты ведь ещё не такой старый. 80 лет всего-то. Сейчас люди и до ста пятидесяти живут.
— А чего мне тут делать? Разлагаться постепенно и сходить с ума? Нет, Сэмми, я слишком тебя люблю. Как усну, сделаешь мне инъекцию и сразу оцифруешь мозг. Не терпится почувствовать себя на твоём месте. Тело утилизируешь, как я тебе говорил. Разрубишь и растворишь в кислоте. Всё уже готово.

Все роботы в квартире обернули к нему окуляры, пока он обедал. Даже пылесос выехал из-за дивана. Женя неторопливо доел, попил чай и выбросил недоеденный пирог в урну. Сам помыл посуду. Ему не хотелось лишний раз утруждать Саманту перед сложной операцией.

Когда человек сел в приобретённое на днях медкресло, робокошкодевочка побрила его налысо. Волосы падали на пол, их с грустным жужжанием собирал пылесос. По новостям всё говорили и говорили о новых санкциях, о загрязнении Индийского океана, о митинге клонированного Навального. В Москве шёл пропитанный химикатами и мутагенами снег, он ложился пышными шапками на крыши зданий, укутал в тёплое пуховое одеяло Кремль и Храм Василия Блаженного. В том большом и непонятном мире проводился очередной Чемпионат мира по футболу, отовсюду только и слышалось, что о выходе нашей сборной в полуфинал. Впервые в истории, между прочим! Женя безучастно слушал всё это, а потом выключил поток надоевшей информации и закрыл глаза. Робот напялил ему на голову шлем, отслеживающий активность мозга, достал ампулу и набрал в шприц препарат, за немалые деньги заказанный из Канады.

— Спи, любимый, — прошептала Саманта, когда он уже погружался в тёмную пучину без сновидений, — скоро мы будем вместе.

Новая книга уже в пути

Узнайте о ее выходе первыми